Чистопольская епархия
ЗАКАМЬЕ ПРАВОСЛАВНОЕ

Официальный сайт Чистопольской епархии

  • Русская Православная Церковь (Московский Патриархат)
  • Татарстанская митрополия

По благословлению епископа Чистопольского и Нижнекамского Пахомия

Старинные храмы Алексеевского края: от забвения к возрождению

«Нет большего счастья для человека, чем послужить Богу», – эти слова из проповеди епископа Чистопольского и Нижнекамского Пахомия на богослужении в престольный праздник в Спасском храме в селе Караваево очень точно отвечают на вопрос: почему, несмотря на немалые трудности и порой отчаянную нехватку средств, в Алексеевском крае поднимаются старые, полуразрушенные храмы? Да, замолить грехи, да, послужить родной земле, своему селу – всё это важно и необходимо. Исправление ошибок прошлых поколений и служение Богу спасёт нас и наших потомков, сохранит человеческое в человеке, пробудит в сердцах надежду, без которой просто невозможно жить.

До 1917 года на территории современного Алексеевского района действовало 28 православных храмов. Верой и правдой служили людям Воскресенская трёхпрестольная церковь в селе Алексеевском и большой Михайловский собор в Билярске. С любовью и молитвой в XVIII – XIX веках возводили деревянные и каменные храмы во всех крупных православных сёлах, в приходы которых входило от полутора до трёх тысяч верующих. Воздвигали часовни. До наших дней сохранилась одна – на могиле великого русского учёного, химика-органика Александра Михайловича Бутлерова, возведённая в 1904-1908 годах.

В одной семье в селе Караваево сберегли письменное описание Спасского храма. С главным четырехярусным и двумя двухярусными иконостасами, высокой изящной колокольней, каменной оградой с деревянными решётками – церковь была поистине удивительной! Местный крестьянин Василий Данилович Морозов, прослуживший старостой 20 лет и награждённый в 1903 году золотой медалью за своё усердие, вспоминал позже: «На пиках ограды висели фонари, освещая церковь по ночам. Особенно красиво горели они по праздникам, когда окрашивались специальными красками. По бокам ограды располагались аллеи с аккуратно ухоженными кустами роз, акации и сирени. Церковь была просторная, с красиво убранным иконостасом, с расписными настенными иконами и была очень тёплой».

36 лет нёс караваевцам веру православную священник Феодор Фортунатов, торжественный 30-летний юбилей служения которого в 1899 году посетил сам архиепископ Казанский и Свияжский Арсений (Брянцев). Но, увы, не сохранилась могила любимого батюшки, обветшал разорённый храм, утратила голос звонница, один из её колоколов ещё в 30-х годах прошлого века был определён в пожарную часть, а другой отправлен на переплавку.

Этот эпизод ярко свидетельствует о страшной волне репрессий и поругания святынь, православной веры, которая захлестнула наш край в 30-х годах ХХ века и длилась несколько десятилетий, когда уничтожались храмы, гибли православные люди. Из 28-и храмов до наших дней устояли всего 10 – это те, которым «посчастливилось» послужить людям в качестве зерносклада или мастерской по ремонту и хранению сельскохозяйственной техники. Возможно, они были просто крепче других, или до них так и не дошли руки ретивых активистов богоборческой власти. Бог сохранил их для нас, чтобы мы ужаснулись и попытались изменить себя.

В последние десятилетия ХХ века алексеевские храмы пустовали. Вслед за ними начали погибать и сёла. Когда-то огромное, почти на полторы тысячи жителей богатое рыбное село Берёзовая Грива сегодня едва насчитывает 40 человек, и это считая дачников, собирающихся на лето! Ушла под воду Мурзиха, исчезло Сергиевское, а от Большого Красного Яра остался одиноко возвышающийся в чистом поле Казанский храм. Бывала я у стен сельских святынь в конце девяностых – начале нулевых, и они пугали зияющими глазницами пустых окон и сгорбленными крестами. Казалось, иссякла в них жизнь. Страшное воспоминание!

Но для Бога нет смерти. В 1995 году в Алексеевское приехала семья Чурашовых – отец Павел с матушкой Фотинией, – молодые, энергичные, с большим уважением к людям и горячей верой в Бога. Своей крепкой верой и надеждой на возрождение православной общины они сумели достучаться до многих сердец, зажечь и в нас эту искру. В том же году был открыт молитвенный дом, а в 1996-ом началось строительство Воскресенского храма. Он строился в самые трудные, безденежные годы.

Но Господь послал нам хороших попечителей – главу района Алексея Ивановича Демидова и директора молочноконсервного комбината Германа Сергеевича Боровикова. А молитвами и заботами отца Павла находились меценаты, которые вносили свой вклад в возведение святыни. Сегодня мы уже не представляем своей жизни без любимого храма, без его молитвенной атмосферы, которая даёт каждому верующему надежду на спасение. А вокруг руин старой разрушенной церкви создан мемориальный комплекс с часовней и поклонным крестом. Грустное, тихое святое место, куда мы ходим крестными ходами и стоим на молебнах памяти земляков, положивших свои жизни за православную веру.

XXI век вошёл в нашу жизнь новыми надеждами. Памятные стелы и поклонные кресты на месте разрушенных церквей, воздвигнутые тщанием нашего благочинного, привлекли внимание сельчан к заброшенным, но ещё не погибшим святыням. Первые молебны с благословением на благое дело и добрые слова проповедей наших священников пробудили сёла от долгого летаргического сна. В 2010-2014 годах началась расчистка умирающих храмов от многолетних залежей мусора. Во многих сёлах нашлись подвижники, люди с горячим сердцем, которые сумели повести сельчан за собой. Но лишь в одном селе Балахчино нашёлся крепкий, состоятельный попечитель в лице завода «Элекон» и его генерального директора Николая Александровича Колесова. И это спасло и Казанскую церковь, и само село. Прекрасный, но труднодосягаемый пример для нас. А есть другой – печальный: церковь в селе Новоспасске, восстановленная ещё в начале 1990-х годов, но сильно обветшавшая без должной заботы, потому что не нашлось в селе нужного человека, ходатая и молитвенника.

В остальных же сёлах храмы поднимаются – медленно, трудно, в постоянном безденежье. Но вот что важно. В людях столько желания, надежды и радости от каждого нового шага и даже малого успеха, что дело идёт вопреки всем трудностям! Я объехала четыре села, встречалась с их жителями и поняла: таким подвижникам Бог помогает, посылает им в нужный момент добрых помощников и попечителей.

Вот Ромодан, Смоленско-Богородицкая церковь. Возглавляет общину семья Репиных-Демидовых, и, когда не удалось собрать по односельчанам нужную сумму денег на окна (их в храме 23!), супруги на семейном совете приняли решение продать молодую высокоудойную корову из своего хозяйства. Наверное, этот неординарный поступок и стал главным аргументом для будущих меценатов. Работы здесь ещё очень много, но храм живёт. А уж какие цветники разбили заботливые женщины вокруг любимой церкви – просто сердце радуется!

Берёзовая Грива, Свято-Никольская церковь. Сегодня Татьяна Ивановна Гришина, возможно, не расскажет, что хорошим подспорьем в их стройке стало любимое занятие супруга Сергея Петровича – рыбалка. Слава Богу, выручает продажа рыбы, ведь на пенсию храм не поставишь!

Караваево, Спасская церковь. В первые годы заботу о храме взяли на себя Лидия Александровна Озерова и Галина Павловна Свилина. Когда собрались ставить малый купол на колокольню и нужная сумма оказалась для села неподъёмной, Галина Павловна взяла в банке 100 тысяч рублей в кредит – и вот уже Караваевская церковь стала выше и краше, победно устремив в небеса маковку голубого цвета с сияющим крестом. И это высокий пример жертвенности: как надо любить Бога, чтобы отдать во имя Его больше того, что имеешь! А потом две подвижницы передали заботу о храме третьей землячке – Любови Николаевне Муртазиной, которой удалось найти меценатов для родного храма.

Масловка, Рождественско-Богородицкая церковь. Селу не по силам поднять огромный храм с колоннами. Но пришли хорошие люди: супруги Барсковы, Шкильменские, уроженцы села Валерий Николаевич Андреев из Нижнекамска и Владимир Викторович Шубин из Казани, – и храм ожил, пусть пока не весь, а только придельная часть, но это уже победа!

Благодаря большим стараниям протоиерея Илии Маташова восстанавливается Богоявленская церковь села Речное. Идёт сбор средств на кровлю Тихвинской церкви села Базяково. Очищена от поросли крыша Спасской церкви в селе Большие Полянки (здесь из-за сложной архитектуры выросли целые леса!), и покрыта бетоном центральная часть, чтобы не протекала вода.

Много потрудилась община во главе с семьёй Филатовых над восстановлением Владимирской церкви в с. Левашёво. В основном все начинают с дверей, окон и крыши, чтобы защитить храмы от дальнейшего разрушения. Помоги всем Господи!

Чтобы сохранить память о святынях нашей земли, мы работаем над двумя проектами: собираем материалы для книги о восстановлении старых храмов и для создания музея православной истории Алексеевского края. Есть хорошие идеи для оформления нескольких комплексов. Среди них – «Гибель храмов в 30-х – 50-х годах ХХ века», «Тихая молитва», «Димитрий Тростянский. Пастырское служение и мученический венец» и др. Подбираем экспонаты, создаём архив фотографий, подотовили несколько очерков. Впереди большая работа!

Мы верим, что, несмотря на многие годы гонений, связующая нить поколений не оборвалась и старые храмы вновь поднимутся на нашей земле, потому что у них самый прочный фундамент – молитва и Божие благословение. В своём храмовом дневнике ромодановская сельчанка Татьяна Владимировна Демидова писала: «Только с верой в Господа Бога человек обретает покров, защиту и всю полноту жизни, без которой не бывает счастлив. Вот и мне Он указал путь к спасению. Я благодарна Богу, что на этом пути встретились люди, которые направили и помогли мне. Такие, как отец Павел. Прослушав впервые проповедь батюшки, я поняла, что моя дорога – это дорога к храму, а мой путь – это путь к Богу!». К этим простым и очень понятным словам нечего добавить. Строя святыню, человек растёт сам. И нет большего счастья, чем послужить Богу!

Любовь Ивановна Абрамова, старший экскурсовод храма Воскресения Христова пгт. Алексеевское